Омега: последняя планета.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Остров

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Вместо эпиграфа
http://s2.uploads.ru/7A9OV.gif
Время: 12:00
Погода: очень тепло, надвигается жара. Небо ясное

Они очнулись, лежа на теплом песке, почти одновременно: Хаджи - Сойер, МакСтарк и Хейл, Граждане - дядя Арне, Кештин, Освин и Элвин, пеоны - Гэвин и Альфред.
Лица овевает теплый легкий ветерок, спокойные волны с тихим шорохом лижут песчаный берег. По песку чертят тонкие дорожки крохотные крабы. Сказать, что пейзаж выглядит удивительно - не сказать ничего. Небо ясное и ярко-голубое, а водная гладь простирается до горизонта - и ни намека на противоположный берег или жесткую переменчивую погоду Тетрахида.

Недалеко от берега из воды торчит плоская скала с природными ступеньками. На берегу же пляж оканчивается тропической порослью с пальмами и прочим и поляной, на которой можно с берега разглядеть небольшую хижину из веток, кострище с висящим над ним побитым жизнью котелком и поваленный ствол дерева, возле которого лежит маленькая садовая лопатка.

В хижине - плетеные спальные лежанки на трех человек, места больше нет. На лежанки поставлен ящик (в нем десять легких пледов, десять джинсовых комбинезонов разных размеров, десять пар сандалий разного размера, огромный кусок полиэтилена, пистолет без патронов, исправный иглолучевик, связка из шести шнурков, остро заточенный мачете, пара кусков мыла, зубные щетки, зубная паста, моток бечевки, бейсболка, пакетик с неизвестными таблетками, пинцет, маникюрные ножницы, нитки с иголкой, сигареты, пустая зажигалка). Рядом с ящиком лежит расстроенная акустическая гитара.

В глубине леса без проблем можно найти съедобные плоды, а в воде видна рыба и крабы.

Все присутствующие не помнят, как здесь очутились, и через легкую головную боль с трудом припоминают свои последние действия. У всех на запястьях, лодыжках и шеях неснимаемые браслеты и ошейники.

Данные по игрокам

Аллен:
Внешний вид:
черная майка, армейские штаны, берцы, на поясе привычная кобура для иглолучевика, пустая. На левом плече полузаживший шов. В ухе золотая серьга Хаджи.
В карманах: кастет, таблетки кофеина.

Альфред:
Внешний вид:
серая майка, серые штаны, ботинки. Татуировки все на месте. Скулы покрыты желтыми и фиолетовыми синяками, разбитый рот заживает. К ноге под штаниной примотан боевой нож.
В карманах: ручка.

дядя Арне:
Внешний вид:
распущенные волосы, черная рубашка, черные брюки, ботинки. Все еще болит грудина после инцидента в квартале мутантов. На пальце серое кольцо Свободного Гражданина.
В карманах: священное писание, карандаш, блокнот.

Гэвин:
Внешний вид:
белый махровый халат, мягкие белые тапочки. Под халатом ничего, кроме свободных красных трусов. Рот испачкан зубной пастой, выбрита только одна щека, на ней свежий порез от бритвы.
В карманах: безопасная бритва, пять конфет.

Делл:
Внешний вид:
серый костюм-тройка без пиджака, белая рубашка, галстук, классические ботинки. Золотая серьга.
В карманах: пусто.

Кештин:
Внешний вид:
бордовый кружевной пеньюар, домашние туфельки на низком каблуке.  Отсутствует нижнее белье. Серое кольцо.
В карманах: пусто.

Ксавье:
Внешний вид:
черные джинсы, белая футболка в пятнах пролитого кофе, кроссовки. Серое кольцо. Вспухшая нижняя губа сочится кровью. На предплечье широкая ссадина. Кружится голова. После инцидента с мутантами все еще болит грудина.
В карманах: ключ от Магазина Снов, наручные часы, грязная чайная ложка.

Освин:
Внешний вид:
черная майка-сеточка, куртка, джинсы, кроссовки. Серое кольцо.
В карманах: набитый деньгами кошелек.

Фред:
Внешний вид:
расстегнутая гавайская рубашка, яркие домашние шорты, тапочки. Золотая серьга.
В карманах: крем для рук.

Элвин:
Внешний вид: спортивные штаны, футболка, кеды. Давно пора побриться. На пальце серое кольцо.
В карманах: эластичный бинт, носовой платок.

Рядом на песке лежит маленький чемоданчик. Он раскрыт, в нем лежат диктофон и записка.

Записка

Дорогие друзья! Вам выпала большая честь стать участниками самого популярного на Земле реалити-шоу "Остров". Вы ничего не помните о своей великой родине, но это не имеет значения - сегодня вам предоставляется возможность послужить ей опять. Возможно, в последний раз, а зависит это, например, от вашего послушания. В течение игры вы будете находить капсулы с именами. С содержимым капсулы надлежит ознакомиться строго тому игроку, чье имя на ней указано. Категорически запрещено разглашать содержащуюся в ней информацию остальным, а также пренебрегать ею. Вы также заметили на себе браслеты, пять штук. Они будут взрываться слева направа - левая рука, левая нога, правая рука... и так далее за каждый случай неповиновения. Завершится это взрывом ошейника. Снимать браслеты бесполезно - любая попытка также сопроводится взрывом.
Раз в несколько дней вы будете получать задания и исполнять их. От успешности исполнения зависит ваша дальнейшая судьба.
Победителю игры даруется пожизненный статус Хаджи, заветная золотая серьга и почет и уважение на двух планетах. Чувствуйте себя как дома. Пусть победит сильнейший!

Запись диктофона

Разные голоса зачитывают информацию о присутствующих. Сразу понятно, что эта запись - склейка из записей тех дней, когда присутствующие только что прибыли на планету. Они зачитывают имя, возраст (на момент прибытия на Омегу), группу крови и смакуют перечисление совершенных преступлений. Игроки сразу узнают эти слова и голоса; для других информация, которую они произносят, может быть неприятным сюрпризом. Затем голос с насмешкой начинает зачитывать стихотворение:

Десять негритят отправились обедать,
Один поперхнулся, их осталось девять.

Девять негритят, поев, клевали носом,
Один не смог проснуться, их осталось восемь.

Восемь негритят в Девон ушли потом,
Один не возвратился, остались всемером.

Семь негритят дрова рубили вместе,
Зарубил один себя — и осталось шесть их.

Шесть негритят пошли на пасеку гулять,
Одного ужалил шмель, их осталось пять.

Пять негритят судейство учинили,
Засудили одного, осталось их четыре.

Четыре негритёнка пошли купаться в море,
Один попался на приманку, их осталось трое.

Трое негритят в зверинце оказались,
Одного схватил медведь, и вдвоём остались.

Двое негритят легли на солнцепёке,
Один сгорел — и вот один, несчастный, одинокий.

Последний негритёнок поглядел устало,
Он пошёл повесился, и никого не стало.

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/01/0418214c9fcfc6222c41cdd5c9402b12.jpg

0

2

Аллен очнулся первым. Голова была такой тяжелой, будто накануне все закончилось грандиозной пьянкой. Возможно, так и было, потому что Аллен никак не мог вспомнить, как конкретно он здесь оказался. Да еще и - он, сощурившись, вгляделся в лица окружающих...
- Вы, блядь, шутите, что ли?
Даже Бергман, серьезно?!
..и с тяжелым вздохом уронил голову обратно на песок. Но вряд ли это было так, потому что Аллен уже очень давно ничего не пил.
Он две секунды полежал, закрыв глаза, затем наконец нашел в себе силы смириться с реальностью и резко встал на ноги.
Первым делом он проверил карманы, кобуру и обозримое пространство - привычка отслеживать безопасность въелась глубоко под кожу. Очнувшаяся Кеш выглядела помятой и сонной, но целой и невредимой, поэтому он не стал ее трогать (они так и не помирились за это время) и вместо этого толкнул не спешащего приходить в сознание Сойера. Делл, впрочем, единственный выглядел так, будто пришел на светский раут. В некотором роде, так и было.
- Вставай. Приплыли.
Неожиданно праздничному МакСтарку, тому, который заполучил золотую серьгу, достался шлепок по щеке.
- Подъем. Проверь кейс.
Аллен убедился, что до Фреда дошел посыл, и, внимательно вглядываясь вперед, пошел разведывать хижину.

0

3

Из вязкой нереальности сна его вывел толчок. Поморщившись от боли, которая возникла в шее и бедре, могла значить одно: Он провел ночь не в собственной кровати. Да и легкий теплый ветерок щекотал ноздри. А еще странный запах. Разлепив глаза с усилием воли, он повернул голову на бок и почти умилился завидев, как Хейл приводит в чувства МакСтарка в безвкусной рубашке. Следующая мысль подавила чувство боли:
-Ну да. Отлично.  Дагда сдохнет с голода.
Сойер поднялся с земли, на которой лежал в неудобной позе до этого, и размял конечности.   Было приятненько тепло, за спиной море. впереди деревья. Оба этих факта покоробили мужчину. Не думал он, что такие, почти райские условия есть на Тетрахиде.
Что за писдец происходил вокруг, и чем его накачали, что он не помнит как оказался неизвестно в каких ебенях.  И главное какая сука с ним это сотворила. И конечно же его беспокоил котик, который остался дома.  О полуфабрикате, если так можно назвать,запертую девочку Камиллу,он старался не думать. Главное чтобы не испортилось мясо. Огляделся, заметил красный гипюр или какая синтетика там уходит на бабское бельишко. Ферберг.  Единственная баба на острове.  Ой, какое веселье ее ждет. Судя по тому, как Аллен прошел мимо к хижине, мира они еще не достигли.
-Да это же манна небесная. Все веселее и веселее! -Сойер последовал вслед за Хейлом,  по пути цепляя взглядом давешнего священника и пидора.  Еще и дядюшка Аллена тоже был тут.  Не сдержавшись,  Сойер потер переносицу.  Второй раз за хрен знает сколько лет, он приходит в себя непонятно где. Ладно хоть лица все те же.

Отредактировано Делл (2016-03-24 19:49:03)

0

4

Пробуждение оказалось крайне далеким от приятного. Даже открывать глаза не требовалось, чтобы понять, что как минимум находишься не в своей квартире и не на какой-либо кровати вообще. Элвин тяжело сел и наконец огляделся. Голова болела крайне немилосердным образом, и попытки вспомнить, какого черта произошло вчера и где он вообще сейчас находится ни к чему так и не привели. Место, где Элвин очутился, казалось не то что незнакомым, оно даже близко не напоминало Омегу, которую он, казалось, изучил предостаточно. И это всё было как-то... жутковато. Элвин шумно выдохнул, прежде чем встать наконец на ноги.
Кроме него были еще люди, большинство которых он сразу узнал. Но лучше бы он был тут один, поскольку такое тесное соседство с другими жителями Тетрахида и уж тем более с тремя Хаджи (одним из которых оказался Фред) совершенно не радовало, а только плодило еще больше вопросов, ни на один из которых не было вообще какого-либо ответа.
Приехали, бля. Что теперь? Какая-нибудь новая ёбаная Игра, да?
Заметив Освина, всё еще валяющегося в бессознанке, Элвин не нашел решения лучше, кроме как пойти приводить его в чувство. От остальных он предпочел держаться как-то подальше, не оставив без внимания одного из Хаджи, который, видимо, очнулся первым и сейчас толкал остальных. Кажется, их всех здесь ждет безудержное веселье. И хотелось бы верить, что эта игра не предусматривает лишь одного выжившего. Впрочем, после Омеги глупо было бы ожидать иного. Элвин затряс Освина за плечо:
- Проснись и пой, Уилсон.

Отредактировано Элвин (2016-01-29 14:38:48)

0

5

- Подъем. Проверь кейс.
- Ага..
Фред инстинктивно сжал руку, пытаясь зацепить кусок постельного белья и прикрыть им глаза от раздражающего света, вырисовывающего красные зигзаги на веках. Вместо этого пальцы сомкнулись на чем-то сыпучем, что мгновенно забилось под ногти с отвратительным скрежетом.
Какой в жопу кейс вообще?
Мысли тяжело перекатывались в голове, не давая до конца сообразить и осознать, что происходит. Сначала ему показалось, что он отрубился в трущобах Тетрахида, не успев к ночи вернуться домой, как тогда, пару лет назад, когда он чуть не выблевал легкие, пытаясь проползти через щебень на стройке и укрыться хотя бы от ветра. Он перевернулся на бок, разлепляя глаза и продолжая ощущать в голове огромный комок смолы, который не оставлял ему даже попыток подняться.
Вставай, тряпка. Кейс.. Что за кейс? Погодите, Аллен? Это что, дело рук этого ублюдка?
Подтянувшись на руках и оглядевшись, Фред понял, что поспешил с выводами: Аллен, разумеется, мог бы сделать многое, особенно при помощи своего дружка, помешанного на медицине, с уклоном в садизм, но это было слишком даже для них. Как минимум, пальмы, песок и до отвращения мирный пейзаж были явными отголосками более обширной идеи, тогда как каждого на Омеге волновал только он сам в первую и даже в последнюю очередь.
А я смотрю, у нас тут целая вечеринка собирается
Окружающие выглядели потрепанными, но целыми, и в свете последних событий это показалось вполне неплохой новостью. Фред поднялся на дрожащих ногах и одернул расстегнутую рубашку, после чего подошел к самому знакомому туловищу из всех, что здесь были. Брат раскинулся на белом халате, пребывая без сознания.
- Эй, вставай, мелочь. Мы, кажется, в дерьме
Он легонько ударил Гэвина по щекам и, аккуратно обхватив за плечи, посадил, чтобы тот быстрее пришел в себя. Оставив брата включаться в реальность, он присел возле кейса, про который видимо и говорил Аллен, когда его разбудил. Записка почти вызвала бурю эмоций, если бы у него еще были силы на эмоциональные реакции, а вот запись на диктофоне будто даже и успокоила:
Что ж, зато есть очередность. Хоть какой-то подарок
Запихнув диктофон в карман шорт, Фред только сейчас заметил, что из другого кармана у него что-то выпирало: извлеченный на свет крем выдавил оскал на лицо.
Ну, класс, вот это мне просто очень здесь поможет, да
Закрыв чемоданчик заново и подняв его с песка, он пошел осматриваться и разносить благие вести окружающим. Приблизившись к самому проснувшемуся на пляже, он расплылся в улыбке:
- Элвин, и ты здесь, как долго я ждал нашей встречи, - улыбка слетела также быстро, как и появилась, - и будь так добр, буди остальных, у нас сейчас будет собрание
Сам он пошел вслед за Деллом и Алленом, все-таки очнулись они раньше и могли знать хоть что-то.

Отредактировано Фред (2016-01-29 20:48:57)

0

6

Озу снился пляж. Солнце светит, море шумит, лёгкий бриз щекотал его нос. Уилсон аж расплылся в улыбке, так ему было хорошо. И хреново в то же время, потому что голова раскалывалась как после очень дикой пьянки. Возможно Освин за всю жизнь так не напивался, как в этот раз. Но это не было проблемой, потому что именно для этих случаев у него дома были припасены таблетки от головной боли и необходимый набор от похмелья. Только вот чутьё настойчиво подсказывало, что он явно не дома. Оз лежал ни в его постели, ни даже на коврике в прихожей. Это. Был. Песок. Песок? Какой, нахуй, песок? Я в песочнице что ли уснул?
Солнце абсолютно точно уже припекало его затылок, да и неподалёку явно шумела вода. Это какая-то дурацкая шутка?
- Проснись и пой, Уилсон.
- Ага, может мне ещё и станцевать?
Стоп, Уилсон был не одинок в этом таинственном месте. От этой мысли Освин резко поднялся и открыл глаза. Первым делом: осмотр карманов, где обнаружился лишь кошелёк с деньгами. Пистолета не было. От обычного внешнего вида было лишь серое кольцо, а всё остальное — просто ёбанный стыд. Особенно майка-сеточка. Ну, я хотя бы одет. Освин осмотрелся вокруг. Он таки на пляже оказался. На чёртовом пляже.  Спасибо, что хоть не на кладбище. В конце концов Уилсон поднял глаза на своего будителя. Это, как ни странно, был Элвин Ходжес, его недавний знакомый.
- Эй, Ходжес, мы с тобой пили? Надеюсь, я не сильно буянил.
Дальнейший осмотр пляжа показал, что в пьянке участвовала толпа разношёрстного народа, среди которых были Хаджи, народ попроще и священнослужитель, в лице дяди Арне. И что, я с ними всеми пил? Да ну нахуй, это же смешно. Оз сразу же усмехнулся, но вскоре улыбка пропала с его лица и встал вопрос: Где они находятся? Это вообще Омега? И что вообще здесь происходит? Он таки оторвал задницу от земли и полностью встал. В глазах резко потемнело, но Оз справился со слабостью. Да, без бутылки спиртного тут не разобраться.

0

7

От яркого солнца Кештин зажмурилась на пару секунд. Тело ломило так, словно она лежала не на песке, а как минимум только что свалилась с лестницы. Кажется, я как раз поднималась в спальню, когда…Что? Кеш неловко поднялась, стараясь не обращать внимания на всю нелепость своего вида. Хорошо, что не прям из душа сюда попала. Сделав шаг к воде, она сняла домашние туфли: теплый песок без труда проникал в них,  намекая, что ему при ходьбе стереть кожу труда не составит. Держа туфли каблуками от себя, Кештин, стараясь внимательно следить за идущими к хижине, подошла к океану. Волна приятно лизнула ноги прохладой, предлагая освежиться от палящего солнца. Повернувшись спиной к лежащему в нескольких метрах от неё Ксавье, она опустилась на колени в мелкую воду. Жаль, что плавать я так толком и не научилась. Светлые глаза отчаянно всматривались вдаль, стараясь зацепиться хоть за что-то, позволяющее выбраться из этого яркого теплого места с разношерстной компанией омегианцев. Я и омерзительная восьмерка не самых милых представителей человечества.
С шумным вздохом втянув в себя соленый воздух, Кештин зачерпнула руками воду и умыла лицо. Пересохшие губы неприятно защипало, но прохладная вода сняла остатки сонливости. Перспектива шастать полуголой в  этом местечке и не знать, выберешься ли живой, придавала какой-то отчаянной решимости выжить. Во что бы это не встало. Она посмотрела в сторону хижины, и её взгляд легко нашел Аллена. Внутри что-то сжалось. Кештин нутром чувствовала, что предводительствовать ими если пожелает, конечно будет Хейл и ей придется несладко. Сама виновата, вздумала подмазаться к Бергману и прикрыть девочек от церкви, а в итоге повела себя с ним, как… Она сжала губы, как бы запрещая себе даже думать о том, что случилось. Я выживала тогда, смогу и сейчас. Главное – не поддаваться панике. Кештин встала и быстрым уверенным шагом, насколько это позволял мягкий песок, подошла к Ксавье.
- Эй, Ксав… - девушка мягко погладила по плечу. – Подъем,  сосед. Мы в неведомой тропической жопе, а ты скоро будешь похож на печеный помидор.
Сжимая в одной руке туфли, а другую запустив в волосы и вытряхивая из них песок, она медленно направилась к хижине. Отсутствие белья почти не смущало. Попробуем извлечь пользу от бытности владелицей борделя. Раз уж ничего подходящего из одежды я пока не нашла.

0

8

Голова гудела, словно её с час назад как следует приложили об асфальт. Ладони лениво попытались сжаться в кулаки, но под пальцами оказался не жёсткий матрас из церковной кельи, не холодный стол врача и даже не нежная шёлковая простыня борделя. Закопавшись кончиками пальцев в песок, Бергман широко распахнул глаза - и тут же прикрыл их от яркого, бившего прямо в лицо солнца.
"Я заснул. Заснул на столе у Делла. Он накачал меня какой-то дрянью и отвёз из города".
Осторожно повернув голову на бок, священник наконец оказался в спасательной тени и приоткрыл глаза.
"Великий, что это..."
Воспоминания стали путаться. Если его Хаджи ещё мог отправить восвояси - ну и Лемьера, разумеется, который валялся поодаль - то Кештин, которая сейчас бродила между сидящих мужчин, и тем более остальные...
Резко присев и переждав несколько секунд закономерной головной боли, Арне опустил взгляд вниз и медленно выдохнул. Это кольцо, что оно на нём делает? Так давно уже не носил его. И эта одежда, где привычная красная ткань? И волосы кто-то расплёл, и теперь они свисали по обе стороны, увязая кончиками в песке. Убрать бы. Осторожно проведя пальцами по ошейнику, мужчина медленно осмотрел тех, кто был недалеко от него. Взгляд выцепил двух парней, которые приходили к нему в Храм. Благословение от правительства, да, Освин? Толерантно высказанное приглашение на, похоже что, аналог Игры, которой Бергман так любил любоваться из безопасных окон Храма? Казалось, что это может только ещё больше запутать, но в его голове картина стала наконец собираться по кусочкам.
"Великий Чёрный отправил нас сюда за грехи наши", - он прикрыл глаза, часто задышав. - "Служить Ему верой своей, отдавать жизнь свою всю, и спустя столько лет перейти главные заповеди Его", - пальцы задрожали. Ну конечно. Вдалеке маячила спина Хейла, который своей нерасположенностью к Церкви изрядно попортил нервы всем служащим. Освин и Элвин - два паренька, которые давеча заходили к нему, искренне надеясь откупиться от него - от НЕГО! - небольшими пожертвованиями, чтобы им простили непосещение месс. Форберг, которая пошла ещё дальше них, согласившись отдавать своих работниц на жертвоприношения. Лемьер, который за последние сутки уже сотню раз нарушил первое правило всей веры и главный закон Тетрахида.
И он, Бергман. Помощь чужому. Неповиновение Хаджи. "Это он. Это он во всём виноват".
Чем провинились остальные, он ещё не знал. Но скелеты в шкафу найдутся у всех присутствующих. А у двух даже не увидел кольца Свободного Гражданина - что же им пришлось сделать, чтобы с корабля попасть сюда?
Тяжело поднявшись, Арне, прищурившись, глянул на небо. Секунд за десять он понял примерное расположение сторон света - и, чуть отойдя от людей, опустился на колени лицом на запад. Опустив руку в карман, он с облегчением нащупал знакомый потрёпанный корешок и достал тонкую книжицу в чёрной обложке.
"Даже сейчас не забываешь Ты слугу грешного своего", - сложив руки на колени, Бергман опустил голову. Церковная книжка стала той самой соломинкой, за которую он успел ухватиться, чтобы совсем не потерять рассудок. - "Плевать. На всё плевать. На Хейла, который захочет меня подчинить. На Сойера, который..." - грудь неприятно заныла, - "на всех. Великий Чёрный, молю тебя, смилостивись надо мной, я искуплю все грехи и ошибки мои. Коли следующая служба будет проходить со мной - я выберу для Тебя самую лучшую девочку, чья кровь насытит алтарь Твой. Я не дам её опоить, чтобы Ты получил её рассудок в чистоте и ясности. Я сделаю всё так, как завещал Ты в прошлом. Или я умру здесь с мыслями о Тебе, и получишь Ты душу мою в искупление".
Склонив голову, Бергман провёл ладонью по песку - те же линии, что рисовал он на алтаре, окунув пальцы в порванное брюхо очередной девчонки - и неторопливо поднялся. Сердце его кричало, чтобы он остался здесь, один, в тишине, но разум подсказал, что лучше направиться за всеми. Беглый осмотр присутствующих показал, что ему хотя бы с внешним видом повезло. Медленно, увязая ногами в песке, Арне направился к стоящей поодаль хижине, даже не удостоив взглядом лежащих на песке юношей.

Отредактировано Арне (2016-01-31 15:41:58)

0